Как дальше жить с «плохими» долгами, или Будет ли вторая волна?Мнения банкиров... Оренбургских и не очень

Близится к своему завершению 2009 год. Год, который был невероятно сложным для всех нас. Год, который всех нас поверг в пучину страха перед неопределенностью. Только одни сумели вовремя сгруппироваться, а другие… А впереди любимый нами Новый год, праздник светлый и добрый. И каждый из нас по-детски свято верит, что с первого января вместе с найденными подарками под елкой начнется новая, лучшая жизнь. Но пока еще точит мозг червячок сомнения: «А вдруг все снова, вдруг «вторая волна»?» Об этом уже не первый месяц вещают нам с телеэкранов и страниц печатных СМИ политики, аналитики и банкиры. Многие российские эксперты допускают начало второй волны кризиса в стране и связывают ее с увеличением просроченной задолженности, которая продолжает расти стремительными темпами. Хотя находятся и те, кто отвергает вероятность второй волны кризиса: просто сильные останутся, а слабые уйдут. В основном к такому мнению склоняются банкиры. Чтобы поделиться своими прогнозами, и собрало уже по сложившейся традиции руководство «Альфа-Банка» в Москве представителей региональных деловых СМИ. Посчастливилось и нам побывать  на IV ежегодной конференции «Российский банковский сектор: рост или выживание» и услышать мнения ряда ведущих экономистов страны, как говорится, из первых уст.

По данным РСПП и Банка России в банковском секторе по-прежнему сохраняется тенденция к снижению всех источников привлеченных средств, за исключением депозитов населения, а также к снижению качества кредитных порт-фелей. В результате кредитная деятельность банков сворачивается, что ведет к падению темпов  прироста активов банковского сектора. Совокупный объем кредитов и прочих ссуд, выданных российскими банками за первые полгода 2009 года, уменьшился до 19,9 трл рублей против 20,4 трл руб. на начало года. Казалось бы, падение полтриллиона, но, тем не менее, тенденция обозначена. Кроме того, по экспертным оценкам, в совокупном кредитном портфеле находится порядка 20% ссуд, которые можно считать проблемными. Статистика же называет около 10% просроченных кредитов. Итоги первых шести месяцев текущего года показали - объем просроченной задолженности возрос до 830 млрд рублей. Из этой суммы 74% приходится на кредиты предприятиям, остальное - на просроченные ссуды физических лиц. Обращает на себя внимание и стремительное увеличение кредитных организаций, текущая деятельность которых убыточна. Сравните: на 01.01.2008 г. общий объем убытков в банковской системе составлял меньше 0,9 млрд рублей, а к 01.07.2009 г. он увеличился до 124 млрд рублей. Впечатляет? Одновременно число убыточных кредитных организаций за указанный период выросло с 11 до 119. При этом эта тенденция стремительно растет. Если на 1 июля их было 119, то на 1 августа – уже 180! Как говорят аналитики, начавший было оживать межбанковский рынок сегодня вернулся вновь в полосу стагнации. Несмотря на принятые ЦБ меры по оживлению межбанковского рынка, все обороты МБК замыкаются на группе московских банков и банков-нерезидентов. Достаточно сказать, что 72% оборотов на межбанковском рынке приходятся на банки, входящие в ТОР-30.

Это сухие цифры. И говорят они не в пользу благоприятного сценария развития банковского сектора России. А вот о чем говорили участники конференции. Представляем вам выдержки из их выступлений.

Александр Шохин, президент РСПП:

«Новый этап деятельности банков будет связан с решением проблем «плохих долгов»

Проблема качества капитала и источников его роста остается по-прежнему ключевой для российского банковского сектора. Несмотря на массированную государственную поддержку, имеет место тенденция «проедания» совокупного банковского капитала. Меры господдержки заметно изменили состояние конкурентной борьбы, и сегодня мы наблюдаем концентрацию государственной помощи крупным, прежде всего государственным, банкам, а также крупным банкам с участием иностранного капитала. Благодаря вливаниям государственных средств, происходит усиление концентрации активов российской банковской системы. За один год удельный вес пяти крупнейших банков в совокупном банковском капитале подскочил с 41% до 51%. Можно сказать, что 5 банков  держат «контрольный пакет российской банковской системы». Еще одна тенденция - концентрация кредитных рисков. На 1 июля 2009 года на 20 крупнейших активов кредитных организаций приходилось более чем 2/3 просроченной задолженности банковского сектора. Т.е. намечается не просто концентрация, но и консолидация банковского сектора. В этих условиях возможно дальнейшее сворачивание кредитования, особенно в сфере корпоративного кредитования, а также потребительского и жилищного. Окончательный диагноз пока ставить рано, чтобы оценить изменения, произошедшие в национальной банковской системе. Высокая стоимость кредитов делает нерентабельным ведение бизнеса и ухудшает финансовое положение заемщиков, заставляя часть из них отказаться от использования заемных ресурсов для решения своих текущих проблем. В то же время есть другая часть заемщиков, которая пытается покрыть убытки своей деятельности новыми кредитами. Это тоже одна из угроз, которая может привести к кризису «плохих долгов». Главный вопрос сегодня – как взаимовыгодно выживать кредитору и заемщику, чтобы, с одной стороны, помогать тем компаниям, которые пытаются развиваться и инвестировать, и отделить их от тех компаний, которые лишь оттягивают свое банкротство и явно создают проблемы для кредитных организаций. Причем удельный вес недобросовестных заемщиков начинает увеличиваться. Это происходит во многих странах, Россия здесь не исключение. Получается порочный круг: рост процентных ставок на кредитном рынке ведет к увеличению доли недобросовестных заемщиков. С другой стороны, растущая доля недобросовестных заемщиков заставляет банки держать высокие процентные ставки, чтобы покрыть возможные риски. Сегодня необходимо приять меры по ужесточению финансовой дисциплины, в то же время дать возможность для оздоровления тем компаниям, которые в течение достаточно обозримого срока смогут восстановить свою платежеспособность. Нужно, чтобы недобросовестные заемщики не уводили активы, не исчезали, и чтобы банковская система выполняла свои функции. Потому как даже массированная политика государства не способствует банкам в выполнении функции создания восстановительного экономического роста, не говоря уже об инвестиционном сценарии развития экономики.

Петр Авен, президент «Альфа-Банка»:

«Фактически 50 банков покрывают почти всю систему, 200 — вообще всю. Зачем нужны остальные банки, не очень понятно. Их количество должно сокращаться в разы. Я считаю, что к концу 2010 года у нас будет не 1000 банков, а 500»

Первая реакция на кризис в России была панической. Начался отток депозитов из банков, население потащило деньги в матрасы. Долларизация росла, стоимость американской валюты падала, что ударило по банковской системе. Финансирование за рубежом было фундаментальным фактором нашего роста. Все, кроме нас, работали по схеме — пустить заработанные за рубежом деньги на кредитование. За восемь лет российский бизнес увеличил свои заимствования в западных финансовых структурах в 12 раз, существенно росли банковские долги. 20% денег банковской системы на начало кризиса имели иностранное происхождение. “Русский стандарт”, розничный кредитный портфель которого до кризиса был на 20% больше, чем у “Альфа-Банка”, 70% денег занимал за рубежом.

Первая реакция российских властей на кризис мне кажется адекватной и правильной. Государство в лице Минфина и ЦБ предоставило в больших объемах ликвидность. Крупные банки, включая нас, получили хорошую поддержку. У нас доля госденег на пике доходила до 27%, раньше никогда такого не было. В целом, должен сказать, что я ожидал большего роста просрочки. Ее показатель в 6,2% по системе — это не очень большая цифра. Можно было предположить, что безработица будет расти медленнее, чем просрочка, а получилось наоборот. И хотя качество кредитного порт-феля в рознице стало падать, это было некатастрофично. Все разговоры шли вокруг корпоративной просрочки и поддержки банковской системы. Когда начался переток денег в доллары, позиция ЦБ стала однозначной — поддерживать курс рубля, проводить медленную девальвацию. Хорошо, что паника была сбита, но потратить  $170 млрд на поддержку курса, по-моему, это слишком. Многие банки понимали, что не выживут. Некоторые из них брали доллары, меняли на рубли, потом исчезали. Это был чистый подарок банкам. Если сейчас не предпринять меры по увеличению капитала банковского сектора, то тогда 40% существующего капитала будет потеряно. Это значит, что банки будут жить и работать, но им не хватит ресурсов, чтобы исполнять свою роль по кредитованию экономики. Вместо того чтобы заниматься новым кредитованием, банки расхлебывают проблемы. БРИК сейчас может остаться без России, так как у нас самое большое падение, мы рискуем надолго оказаться в состоянии стагнации. Точно так же система нуждается в консолидации. Сегодня фактически 50 банков покрывают почти всю систему, 200 — вообще всю. Зачем нужны остальные банки, не очень понятно. Их количество должно сокращаться в разы. Я считаю, что к концу 2010 года у нас будет не 1000 банков, а 500».

Алексей Улюкаев, первый заместитель председателя Банка России:

«Сейчас, как я считаю, мы вступили в фазу восстановления. Но восстановление будет долгим и тяжелым, и вполне возможно, что мы не достигнем того уровня экономической активности, которое имели до кризиса»

Что такое кризис? На мой взгляд, это смена одной модели макроэкономической динамики на другую. Накопилось слишком много структурных и финансовых  дисбалансов, которые превысили допустимый уровень. Настало время, когда макроэкономическая модель должна перейти в другое состояние, где риски будут уменьшены, а дисбалансы ликвидированы. Любой кризис начинается, продолжается и проходит острую фазу как кризис ликвидности. Можно с точностью до даты сказать, что 14-15 сентября прошлого года у нас ситуация избытка ликвидности сменилась ее дефицитом. Центральные банки всех стран в этой ситуации должны сделать 2 вещи: 1) заместить своим предложением отсутствующее предложение ликвидности; 2) дать возможность всем участникам рынка переструктурировать свои риски, свои портфели. Конечно, для этого требуется некоторое время. В целом российская банковская система имела обязательств на 100 млрд $ больше, чем имела активов. Это была очень уязвимая позиция. Сходная позиция была и у населения, в бюджетах домашних хозяйств. ЦБ всех стран предлагают 2 механизма предоставления ликвидности. Обычный, через снижение цены денег, снижение процентных ставок. Для России этот путь был невозможен – очень высоки были инфляционные ожидания. Снижение ставок в этот момент избыточно оказало бы высокое давление на рубль. Поэтому для нас был возможен только второй путь – регулирование не цены, а объема денег, который предоставляется экономике. И мы увеличили денежное предложение до 4 трлн рублей. Добились этого как через стандартные механизмы: снижение нормативов обязательных банковских резервов, изменение сроков предоставления ликвидности, увеличение лимитов на отдельных заемщиков, расширение списка обеспечения, под которое предоставляется рефинансирование, так применяли и экстраординарные, я бы даже сказал, экзотические инструменты. Например, беззалоговые кредиты, которые я бы сравнил с рассуждениями Бена Бернанке о великой депрессии и разбрасывании денег с вертолета. В некоторых случаях регулятор должен, в своем роде, разбрасывать деньги с вертолета, понимая, что степень объективности при этом весьма условная. Но пожар надо тушить большим количеством воды. Эти меры в совокупности дали за короткое время позитивный результат. К маю этого года мы прошли низшую точку кризиса и сдвинулись в новую макроэкономическую реальность. В этом плане российская банковская система движется симметрично мировой экономике. И сейчас, как я считаю, мы вступили в фазу восстановления. Единственное, я считаю, что оно будет долгим и тяжелым, и вполне возможно, что оно не достигнет того уровня экономической активности, которое мы имели до кризиса. Каковы основные макроэкономические показатели на сегодня? Я считаю, что полностью урегулирована ситуация с точки зрения валютного курса. С февраля сохраняется баланс спроса и предложения, Банк России существенно уменьшил свое участие на валютном рынке как по количеству торговых сессий, так и по их обороту. Сегодня можно сказать, инфляционные ожидания стабилизировались не только с точки зрения бизнеса, но и населения. Доля валютных вкладов, которая резко возросла до 34%, сейчас 27%. Прирастают и сами депозиты: сейчас находятся на уровне 15%. Они прирастают плавно - по 1,5% в месяц. Это уже выше, чем было в 2008 году. Это говорит о доверии населения банкам, но создает проблемы для экономики, т.к. не растет потребительский спрос, а это один их трех важнейших моментов роста, наряду с инвестициями и экспортом. Это создает и проблему для банков, которые сейчас проводят неосторожную политику, привлекая депозиты под очень высокие проценты. Это колоссальная ошибка, которую они осознают, но будет поздно! Привлекать сегодня вклады на 2-3 года под 15% , это значит, что в 2011 году банкам нужно будет платить эти проценты. А разместить они эти деньги не смогут. Инфляция снижается и будет снижаться, как будет снижаться и ставка рефинансирования, а значит, и ставка для конечного заемщика. Начиная с апреля, сохраняется устойчивый тренд снижения инфляции. В начале года, если помните, обсуждался возможный уровень инфляции в 15-20% и даже 30%. И даже не 11%, на сегодняшний день мы находимся на уровне 10,1% к итогам прошлого года. По итогам года, я думаю, не превысим 10%. Впервые мы получим инфляцию ниже, чем прогнозировали, на фоне дальнейшего снижающегося тренда. Прогнозы на следующий год 9-10%, это весьма осторожные консервативные ожидания, есть все шансы быть существенно ниже.

Евгений Ясин, научный руководитель ГУ-ВШЭ:

«Я думаю, что самый рискованный момент мы еще не прошли. Мое глубокое ощущение, что нам этого кризиса не хватает. Он слишком маленький. Нам пока по заднице не дадут, мы ничего не делаем»

Позволю себе позитивные стороны. Активы с 99-го по 2008 год выросли в 6,37 раза, собственные средства банковской системы выросли в 8,3 раза. На фоне других секторов экономики банковский сектор развивался. Кредиты нефинансовым организациям выросли в 6,5 раз, «потребы» - в 35 раз. В общей сумме инвестиций банковские кредиты составляли в 2008 году 11,1%. Это подтверждает значительность вклада банковской системы в экономику. Не надо поддаваться национальной депрессии, вечно сравнивая себя то с США, то с Китаем. У нас нет оснований впадать в панику. Да, положение сложное, но если вернуться к 2000 году… Это был первый год явного успеха. 1-й этап был инициирован девальвацией рубля, второй – ростом цен на нефть ($27  за баррель). Если бы в то время не началась компания роста цен на нефть, то мы бы имели нормальное развитие, которое бы могли сформировать за счет собственных внутренних источников. И это были бы неплохие показатели. По нашим подсчетам, мы бы потеряли максимум 1,5-2% роста ВВП. Выигрывая в нефти, мы много теряли в том, что испорчены отношения между бизнесом и властью, деловая активность упала. Что же стало результатом, который для нас, как для страны, создал особенные трудности в результате развития ситуации? Высокая инфляция! Ни одна из более менее индустриально развитых стран, исключая Украину, не вступила в новый кризис с такой высокой инфляцией. Понятно, во что это выливается. Если другие страны могли делать крупные вливания в экономику, просто печатая деньги, как это делали американцы и англичане, то мы этого делать не могли. Если у нас 13% инфляция, то мы не можем этого делать?! Я думаю, что самый рискованный момент мы еще не прошли. Мое глубокое ощущение, что нам этого кризиса не хватает. Он слишком маленький. Нам пока по заднице не дадут, мы ничего не делаем. Должны падать цены, они не падают. Инфляция держится в развитой стране в течение 10 лет на уровне выше 10%. Напоминаю, первый раз инфляция в 11% была достигнута в 97 году, после двух секвестров бюджета. С тех пор до 11% мы добрались в 2005-м, а через 2 года оказались на уровне 13%. Мы не можем жить при таких условиях, говорить о модернизации. Кризис должен быть использован для этого. Как? Не знаю. Это вопрос жизненно важный для нашего развития. Возможности есть. Сейчас ставка по депозитам в 12% является положительной в реальном исчислении, чего не было после кризиса 98 года и вообще не было никогда в рыночной России . Если быть совсем точными, то это было 2 месяца в 2007 году. Одновременно положительная ставка 14% по кредитам. Вся система жила за счет несчастного населения, которое соглашалось хоть куда-то нести деньги под самые низко падающие проценты. Да, какой-то период мы так прожили, были потоки нефтяных денег, но мы когда–нибудь должны жить с нормальной экономикой! Должны добраться до ситуации, когда на рынке будут нормальные ставки и одновременно будет нормальная инфляция, как в других странах с рыночной экономикой! Последнее о перспективах. У нас есть шансы для того, чтобы развиваться нормально, не уповая на рост нефти до 120$. Цена может и поднимется, но надеяться надо на свою энергию. Если мы не будем создавать мощные импульсы для бизнеса, если не дадим ему свободу и возможность зарабатывать, то мы не создадим привлекательные условия для бизнеса и для науки, образования. Возвращаясь: банковская система, делая ставку на предпринимательство, становится ключевым фактором развития экономики.

Таково мнение московских банкиров, чиновников и ученых. Обратимся же к ситуации на региональном рынке банковских услуг. Оговоримся сразу, уважаемый читатель, что практически во все оренбургские банки и филиалы мы отправили письма управляющим с просьбой прокомментировать ситуацию в регионе. Но, к сожалению, почти все руководители кредитных учреждений либо тактично промолчали, либо ответили, что сказать им нечего, либо спрятались за громким «московское руководство не велит», опасливо запрятав собственное мнение куда подальше. Откликнулись лишь немногие, за что мы им и говорим «Большое спасибо!».

Но сначала цифры. По данным Главного управления Банка России по Оренбургской области, на начало ноября 2009 года банковский сектор Оренбуржья представлен 9 самостоятельными кредитными организациями и 47 филиалами. Общее число банковских структур различного уровня – 829. Однако большинство их находится в крупных городах: Оренбурге, Орске, Бузулуке, Новотроицке, Бугуруслане. В остальных районных центрах банки представлены в основном двумя представителями «Сбербанком РФ» и «Россельхозбанком». Из оренбургских банков наиболее широкую муниципальную экспансию проводит банк «Оренбург» - его подразделения функционируют в 20 муниципалитетах. А вот в рейтинг 200 крупнейших российских банков по размеру собственного капитала (на 01.09.2009.), опубликованном «Профилем», вошел банк «Форштадт», имея почетное 143-е место по размеру СК и 186-е - по размеру активов. Что касается общих тенденций в банковском секторе, то и нам, оренбуржцам, от них никуда не уйти. За 9 месяцев текущего года количество банковских подразделений сократилось на 19 единиц. А то ли еще будет! Напомним, что с января 2010 года в силу вступают новые требования к размеру собственных средств банков. Предельный минимум будет составлять 90 млн рублей. А с 2012 года он увеличится до 180 млн рублей. Если посмотреть на цифры по просроченной задолженности по кредитам, то совокупно по региону на 1 октября она сегодня составляет 4,5 млрд рублей, что в 1,6 раза больше, чем на начало года. Доля просроченных ссуд в кредитном портфеле 4,5%. Немного радует, что эта цифра несколько ниже среднероссийской. Весь же кредитный портфель на начало октября составляет 98,3 млрд рублей. В то время как, по данным ЦБ, с начала года он составлял 113,65 млрд рублей. Но то ли вера в новогоднюю сказку дает о себе знать, то ли совсем у людей денег не осталось, но по выдаче кредитов наметилась положительная тенденция. Да и руководство оренбургского управления Банка России настроено позитивно. На наш вопрос о будущем банковской системы Оренбуржья в 2010 году Александр Стахнюк ответил: «Устойчивость банковской системы сохранится. В этом не сомневаюсь нисколько! Банк России сделал более доступной возможность получения денежных средств на возвратной основе: существенно расширил ломбардный список ценных бумаг, увеличил сроки предоставления кредитов, повысил возможность выбора активов для обеспечения по кредитам Банка России… И ставка рефинансирования, которую ЦБ в этом году снижал восемь раз, оказала прямое влияние на стоимость ресурсов, приобретаемых кредитными организациями в Банке России».

Оренбургские банкиры, в отличие от московских, пока не склонны драматизировать ситуацию – они очень хорошо пом-нят панику вкладчиков осенью 2008 года, которая наряду с другими факторами усугубила кризис ликвидности кредитных учреждений. «Кризис «плохих» долгов бывает обязательно, не прожить без него. Но у региональных банков есть неплохие шансы на выживание благодаря более взвешенной кредитной политике – их не нагружают непомерными гособязательствами.

С долей оптимизма ответил нам на вопрос о ситуации в банковском секторе Оренбургской области управляющий оренбургским филиалом ОАО «Автовазбанк» Юрий Хрулев: «С одной стороны, наблюдается увеличение ресурсной базы банков, формируемой за счет вкладов населения, в среднем на 1,5-2% в месяц. Это объясняется тем, что изменилась модель потребительского поведения: средства не тратятся, а накапливаются про запас. С другой стороны, прибыль банков снижается за счет формирования резервов на возможные потери по кредитам. На сегодняшний день можно констатировать, что резервы банками сформированы. И постепенно начинают развиваться программы кредитования, в первую очередь, существующих клиентов, имеющих положительную кредитную историю. Укрепляются позиции региональных банков, выработавших наибольший иммунитет к кризисным ситуациям. Региональные банки продемонстрировали большую лояльность к клиентам, что также способствует укреплению позиций региональных кредитных учреждений». Но тут же, добавляя неизменную ложку дегтя, управляющий АВБ в Оренбурге замечает: «Не стоит ждать в самое ближайшее время бурного роста кредитования. Население не готово к очередному витку наращивания задолженности, банки не готовы активно кредитовать. Несмотря на регулирование Центрального Банка, кредиты остаются достаточно дорогими. Пройдет года два, прежде чем уровень кредитования приблизится к докризисному».

Комментарии orinfo.ru

Здесь вы можете оставить комментарий, если вы являетесь зарегистрированным пользователем orinfo.ru или анонимно.

Добавить комментарий