Завод по европейским стандартам

Завод – это инженерное предприятие.

На недавней выставке «Нефть. Газ. Энерго-2011» Василий Столыпин, заместитель генерального директор ООО «Газпром добыча Оренбург» по производству остановился на стенде Оренбургского завода РТО и пояснил: «Это предприятие нам сильно помогло, когда случилась авария на гелиевом заводе». Честно говоря, о заводе РТО никогда не слышала, но тут же получила приглашение посетить одну из его площадок в селе Мазуровка под Оренбургом. Увиденное наверняка бы поразило машиностроителей, в том числе и региональных лидеров этой отрасли. Но не менее интересны комментарии, которые дал генеральный директор ОАО «Оренбургский завод по ремонту технологического оборудования» Николай Заборонок. 

Заводу в его нынешнем виде нет еще и трех лет, в июне 2008-го сюда пришли новые управленцы, чтобы на заброшенной ремонтной базе газзавода создать нормальное предприятие, на котором будет хорошо работать людям. Эта задача уже выполнена. Чтобы убедиться в этом, стоить заглянуть в раздевалки, душевые, туалетные комнаты, прачечную и гладильню, столовую. Кто бывал на зарубежных предприятиях, может подтвердить: иностранцы в первую очередь показывают своим гостям  - будь то журналист, или посол, или министр – именно эту часть организации жизнедеятельности. В первый раз, во второй это может показаться забавным, а потом начинаешь понимать их менталитет: производство для человека, а не наоборот.

Вторая аналогия «с Европой»: идеальная чистота. На наших предприятиях, специализирующихся на резке и обработке металла, такое трудно встретить, а тут в середине рабочего дня вокруг станков ни пылинки, ни масляных пятен. Понятно, что веником с совком тут не справишься, в ход идут сборщики стружки с магнитными насадками и подметальные машины как в аэропортах.

В наследство заводу РТО достались десятки станков, состояние которых можно было бы охарактеризовать словом «металлолом», некоторые из них были когда-то куплены, но не запущены в работу. Специалисты завода, рабочие приложили немало сил и ума, чтобы заставить их работать, станочный парк был переоснащен новым поколением числового программного управления.

Должно быть понятным, что эта производственная база изначально была «заточена» на выполнение заказов предприятий «Газпрома» в Оренбурге, а также Карачаганаке, Астрахани. Поэтому оборудование, собранное здесь за три десятка лет, во многом уникально. Да и рабочим, специалистам не надо напоминать, что такое сероводород и каковы требования к безопасности и качеству. Однако в последние годы к развитию этой площадки уделялось слишком мало внимания и Заборонку с его партнерами приходится восстанавливать прежний статус-кво и расширять круг потребителей технологического оборудования, на котором специализируется завод. На всю изготавливаемую продукцию завод получил сертификаты и разрешения ФС ЭТАН, что позволило войти в реестр ОАО «Газпром», «АК «Транснефть», наладились партнерские отношения и с «Лукойлом». Однако за последние годы на рынке специализированного оборудования для нефтегазового комплекса стали появляться новые игроки, конкуренцию с некоторыми из них нельзя назвать добросовестной. Можно, наверное, жаловаться на наличие контрафакта, но эффективней делать ставку на качество, профессионализм, ответственность.

- Сегодня много говорят об инновациях, модернизации, но чтобы создать что-то новое, необходимо определить ценности, - рассказывает Николай Григорьевич. – Помня об истине «Скупой платит дважды», мы  решили брать самое высокотехнологическое оборудование, которое помогает минимизировать влияния человеческого фактора, да и ручного труда. Заметный эффект в повышении производительности труда произошел после установки нового кузнечного оборудования, лазерного раскроя металла, листогибочной четырехвалковой машины. В прошлом году мы набрали много заказов и наш производственный корпус на ул. Терешковой работал в три смены.

Ставка на инновационный путь развития завода РТО подтверждается подходом управленцев по переоснащению станочного парка новыми моделями, которые сегодня считаются самыми лучшими в мировом станкостроении. Для пяти «японцев» пришлось создать своеобразный «аквариум», где поддерживается индивидуальный микроклимат. Эти станки имеют разные мощности и разные задачи по сложности обработки металла. Один из них имеет 90 сменных инструментов и может одновременно выполнять несколько операций в разных плоскостях. В «аквариуме» поселились токарно-фрезерный станок Goodway GA 2600 LM, токарный Goodway GLS-150M, вертикально-фрезерные станки Dahlih MCV 720 и MCV 1020, 5-координатный центр Mori Seiki NMV 5000. Инновационную «начинку» предприятия представляют также установка газоплазменной резки

Baykal со столом 6400х3200 мм с высотой резки металла 120 мм, ленточно-пилильный станок Everising H1010 с возможностью распила до1000 мм, уникальная в своем роде газовая печь Cooperheat, работающая с металлом длиной12 м, шириной и высотой5 м, максимальный вес такой болванки составляет 30 тонн.

- Все станки с ЧПУ и в принципе могут обслуживаться дистанционно, через компьютер, - подчеркивает Н.Г. Заборонок. – Можно ли назвать рабочим человека, который управляет этой техникой? Скорее – это инженер, который может делать очень интересные вещи. Благодаря техническому перевооружению на заводе увеличилась производительность труда в четыре раза, соотношение рабочих и инженеров составляет 1:1. Мы заменили на заводе весь инженерный персонал, берем на работу молодежь, обеспечиваем ее квартирами, и из штатного расписания полностью убрали слово «начальник», «мастер».

Исчезновение «начальников» - это один из признаков изменения психологии управления, перемещении акцента на сотрудничество и раскрепощение людей. Николай Григорьевич признается, что много думал над тем, как уйти от советской системы управления, от устоявшейся структуры, которая мешает концентрироваться на выполнении конкретных задач. В основу был взят подход: 1) минимизации и прозрачности; 2)убрать дублирование выполняемых функций; 2) убрать контролеров. Основные структуры завода - службы. Во главе службы проектов стоит генеральный конструктор, он же и руководитель проекта. По этой же аналогии функционирует инженерный проект по механообработке, куда входят инженер-конструктор, инженер-технолог, менеджер, экономист. Аналогичный состав в проекте по запорному оборудованию, нестандартному оборудованию, по станкам и оборудованию, термичке и кузне. Эти пять проектов охватывают основные направления деятельности завода РТО. Ну а структурно завод представляют службы производства (работа на оборудовании, инструктаж, обучение персонала), главного инженера (работа и ремонт оборудования, электрики), оперативного управления (здесь транспорт, погрузочно-разгрузочные работы), технического контроля (на заводе создана своя аттестованная лаборатория неразрушающего контроля с необходимым набором измерительного оборудования, акустикой, рентген - и гамма-контролем. Есть и испытательная лаборатория, аккредитованная по ГОСТ Р ИСО/МЭК 17025-2006. Все это позволяет проводить как входной контроль за металлом, так и внутренний, пооперационный. Без этого трудно гарантировать качество поставляемого оборудования, предназначенного для работы в агрессивной среде). Есть еще финансово-экономическая служба и служба по управлению персоналом, в нее входят секретари, библиотека, архив, юрист, кадры, охрана труда. У каждой службы есть свое положение и порядок взаимодействия с другими службами. Честно говоря, такую структуру управления можно назвать ноу-хау.

- Я работал с японцами, ВР и знаю их понимание технологического аудита, организации производственного процесса, их требования к персоналу, - отвечает на вопрос Н.Г. Заборонок. – Так что, пусть приезжают, мы им все покажем.

Для завода с численностью работающих 140 человек, здесь создана серьезная команда конструкторов, вооруженная современными компьютерными программами. За 30 предыдущих лет накопилось много проектов оборудования, созданных еще по-старинке «на ватмане». Сейчас все это переводится в цифру. Однако не только для этой рутинной работы расширяют свой «мозговой центр» на заводе РТО.

- Завод работает как по чертежам заказчика, дублирует оборудование, которое производилось у нас раньше, так и стремится быть «законодателем моды». Эти два пути идут параллельно. Потому что, не научившись хорошо делать то, что уже создано раньше нас, инновации не предложишь, - считает Николай Григорьевич.

Вместе с молодыми конструкторами Н.Г. Заборонок  ездит на специализированные выставки, изучает импортное оборудование для газовой, нефтяной промышленности, геофизики.

Чем мы хуже? Мы тоже можем это производить! И такая позиция уже приносит свои плоды. На выставке в Оренбурге завод РТО представил автомобиль, оснащенный спуско-подъемным агрегатом, который заинтересовал местных промышленников, которые заказали несколько таких изделий. Недавно были разработаны и изготовлены профилемеры для работы на скважинах и замеру внутренних диаметров труб. Завершен проект нового запорного клапана для астраханского месторождения газа. Все это очень сложные изделия, начиненные электроникой. Они и дальше будут совершенствоваться, потому как инновационный процесс практически бесконечен. Специалисты «Газпром нефть Оренбург» прислали заявку на проектирование и изготовление специального оборудования для своих скважин.

- Если по большому счету, к заводу возвращается авторитет и доверие, - признается Николай Григорьевич. – «Газпром добыча Оренбург» привлекает нас к  разработкам по извлечению воды из газовых скважин. Есть другие интересные предложения. Благодаря знаниям и опыту, новому техническому оснащению завод сегодня может многое сделать для развития нефтегазовой отрасли и геофизики. Но, я считаю, что мы только в начале своего пути.

За три неполных года завод изменился коренным образом – как внешне, так и внутренне. Стоит подчеркнуть, что одним из первых шагов стало внедрение энергосберегающих технологий. Уже в первую зиму завод вошел с инфракрасными излучателями и новой импортной котельной. Старая была построена, как это было принято в советские времена, с большим размахом, с заделом снабжать теплом огромное тепличное хозяйство. Но – не случилось. А за 30 лет трубы, которые опутывали завод, были усеяны сотнями накладок от порывов.

- Альтернативы не было, - вспоминает Н.Г. Заборонок. – Если б мы не успели перейти на автономное теплоснабжение, то всю зиму пришлось бы «плясать» вокруг котельной и худых труб.

Стоит признаться, это было эффективным решением. Котельную обслуживали 30 человек. Избыточность ее мощности компенсировалась огромными утечками тепла. Завод потреблял 3 миллиона киловатт. В этом году, при значительном росте производства, потребление электроэнергии упало до 900 тысяч, аналогично – по газу. А ведь за эти три года стоимость газа и электроэнергии для потребителя выросла практически на 100%. Вот и считайте, сколько сэкономили и сэкономят в будущем.

- Сегодня завод РТО – это инженерное предприятие, - подчеркивает генеральный директор. – В этом принципиальный подход не только к техническому и технологическому обеспечению. Главное – в сотрудничестве раскрепощенных людей, настроенных на созидание.

Кстати, наш диалог начался с определения ценностей.

- Главная ценность – это человек. За долгое время мы разучились заботиться о нем, доверять ему, заинтересовывать его. Вот и получили массу необразованных людей, хотя и с высшим образованием, главная цель у которых - заработать «на пожрать», - считает Николай Григорьевич. – Наша задача научить человека работать и зарабатывать, выработать алгоритм, раскрывающий его заинтересованность в развитии своего предприятия. В западных странах и в Америке предприятия добываются успеха, если его хозяевами являются работники. Мы на своем предприятии готовим людей стать собственниками, а для этого развиваем производство, повышаем производительность труда, заработную плату. Самое трудное – изменить психологию людей, сделать так, чтобы они поверили, что деньги надо хранить не в банке (даже в самом надежном), а давать им работать на себя и родное предприятие. 

Людмила Устимова

Номер издания: 
№ 2 от 30 марта 2011 г
Комментарии orinfo.ru

Здесь вы можете оставить комментарий, если вы являетесь зарегистрированным пользователем orinfo.ru или анонимно.

Добавить комментарий